Суббота, 27 ноября, 2021
No menu items!

Канада: этнопсихология в помощь мигрантам и беженцам

В топе

О нас

МИА "Губернаторские Новости"https://governorsnews.ru
МИА "Губернаторские Новости" – международное информационное агентство освещающее деятельность губернаторов, глав регионов и территориальных образований стран мира. Ежедневные яркие новости от первоисточников, лучшие инновационные практики и достижения губернаторов и губернаторских команд в ключевых направлениях устойчивого развития и управления территориальными образованиями верхнего уровня, различных стран мира.

Даже оказавшись в безопасности, многие беженцы продолжают бояться за свою жизнь. Для помощи им в Канаде активно используют методы этнопсихологии.

Долгое время психологическое состояние мигрантов и беженцев оставалось без внимания. Сегодня ситуация меняется, и в ряде стран появляются учреждения, оказывающие им специализированную поддержку. Наши коллеги из издания «Курьер ЮНЕСКО» рассказали об одном из них. 

В Центре психологической помощи при больнице им. Джеффри Хейла в Квебеке мигрантам помогают преодолеть трудности с учетом их родной культуры.

Ассан Траоре* бежал в Квебек из Западной Африки. Совсем недавно, на родине, он стал свидетелем массовых убийств и насилия, совершаемых джихадистскими группировками. Теперь он и его семья в безопасности, но каждый вечер Ассан тщательно запирает двери и устанавливает на окна дополнительную защиту. Он не может избавиться от ощущения, что его преследуют.

Согласно этнопсихологии, психологическая симптоматика во многом зависит от культурных особенностей

«Он здесь, но часть его все еще там. То же можно сказать и о многих других беженцах,— объясняет психолог Жан-Бернар Покро, соучредитель Центра психологической помощи иммигрантам и беженцам (SAPSIR, от франц. Service d’aide psychologique spécialisée aux immigrants et réfugiés), который до выхода на пенсию преподавал в Университете им. Лаваля. — Эти меры были необходимы в его стране, но здесь они излишни. Его тревога передается и членам его семьи».

В среднем психические расстройства наблюдаются у мигрантов не чаще, чем у рядового населения: по данным Всемирной организации здравоохранения, им подвержен один человек из четырех. Однако ситуации, пережитые ими до эмиграции и по приезде в другую страну, могут вызвать стресс и усугубить их состояние.

Мигранты, имеющие возможность возвращаться на родину, могут погружаться в меланхолию и идеализировать жизнь, которую они оставили позади себя. «Это может приводить к обострению или ухудшению скрытых заболеваний, особенно когда отъезд в другую страну проходил тяжело», — уточняет профессор Покро.

Увидеть признаки страдания

Однако для просителей убежища и беженцев, переживших боль разлуки и утраты, процесс горевания может протекать гораздо тяжелее. У них могут возникать конфликты с близкими, развиться депрессия, тревожное расстройство, посттравматический синдром, которые могут утяжеляться в условиях эмиграции и зачастую проявляются в соматических нарушениях, затрагивающих область головы, органы пищеварения, позвоночник. «Даже в отсутствие видимых органических изменений их страдание реально, — уточняет психолог. — У некоторых выходцев из традиционных культур проявления того, что человек страдает, могут существенно отличаться от нас. И поэтому прежде всего нам необходимо эти проявления увидеть». Все эти патологические состояния отражаются в первую очередь на уверенности в себе, социальных связях и чувстве перспективы в будущем.

В принимающей стране мигранты и беженцы также могут в той или иной степени подвергаться институциональному насилию и становиться жертвами агрессии, порой неоднократно. Об этом не понаслышке знает одна из пациенток центра SAPSIR. В результате межэтнического конфликта в Руанде она потеряла часть своих близких, в том числе детей, но, вопреки всему, ей удалось начать в Квебеке новую жизнь. Однажды по дороге с работы она стала жертвой нападения. «Это оживило все ее старые травмы, — поясняет Жан-Бернар Покро. — Все, что она с таким трудом восстановила, в одно мгновение обрушилось. Иррациональный страх взял верх, и ей стало казаться, что она всегда в опасности, где бы она ни находилась».

Вклад этнопсихологии

«В начале 2000-х годов мигранты и беженцы, которые обращались в медицинские учреждения за психологической помощью, чувствовали себя непонятыми, — рассказывает психолог и преподаватель Школы социальных работников и криминологов при Университете им. Лаваля Люсьен Мартинс Боржес, которая также является соучредителем службы SAPSIR. — Осознав остроту проблемы, мы решили создать центр по оказанию этим людям специализированной помощи».

В начале 2000-х годов мигранты и беженцы, которые обращались в медицинские учреждения за психологической помощью, чувствовали себя непонятыми

Центр SAPSIR прилегает к зданию Службы медицинского обслуживания беженцев — одного из отделений квебекской больницы им. Джеффри Хейла. «Если случай сложный, мы предпочитаем работать в большой группе, — уточняет Мартинс Боржес, имея в виду команду, включающую специалиста по кризисному вмешательству, который направил мигранта в Центр, главного психолога, психотерапевта, социального работника, медсестру или медбрата и культурно-языкового посредника. — Зачастую люди, которые к нам обращаются, выросли в обществе с сильными общинными или коллективистскими традициями, поэтому эффект от групповой работы выше». В зависимости от конкретного случая может проводиться также работа в малых группах (с двумя или тремя специалистами) и, реже, индивидуальные сеансы.

«Во время этих встреч мы должны максимально учитывать родную культуру человека, элементы, которые сформировали его личность и имеют для него значение, — поясняет профессор Покро. — Нам нужно постепенно научиться мыслить, как он, чтобы сонастроиться друг на друга и выстроить доверие. Это чрезвычайно важно, если мы хотим, чтобы он согласился на лечение и осознал его пользу и необходимость». Этими вопросами занимается этнопсихология, согласно которой психологическая симптоматика во многом зависит от культурных особенностей.

Сотрудники центра SAPSIR проводят с человеком от 15 до 17 сеансов, а затем осуществляют супервизию специалиста по кризисному вмешательству, который уже работает с человеком индивидуально. Подход центра получает все большее распространение на территории страны. «Я работаю в этой области уже с четверть века и могу вам сказать, что сейчас в нашей профессии происходят положительные сдвиги, — с энтузиазмом продолжает психолог, отмечая, что ряд квебекских психотерапевтов и специалистов по кризисному вмешательству уже сегодня применяют в работе с мигрантами методы этнопсихологии и кросс-культурной клинической психологии.

Вернуть уверенность в будущем

Мигрантам и беженцам необходимо ощущать физическую и психологическую защищенность и чувствовать, что они могут строить планы на будущее. Они должны найти ответ на вопрос о том, как оставаться собой после всего пережитого, находясь в новом месте. Им нужно время, поддерживающее окружение, нужно, чтобы рядом были люди, готовые в любую минуту прийти на помощь, нужно чувствовать себя в безопасности. Все это сотрудники центра стараются дать своим подопечным. Один из них — инженер-агроном из Южной Америки, пострадавший от рук «эскадрона смерти» после того, как активно участвовал в деятельности сельских общин.

Его похитители силой посадили его в мешок, бросили в воду и стреляли в него. Ему чудом удалось выжить, но когда он приехал в Квебек, он находился в тяжелой депрессии и чувствовал полную безысходность в отношении будущего. Выйти из этого состояния ему помогло участие в местном экологическом движении. «Он вновь ощутил себя в своей стихии, стал заниматься значимым для него делом, — поясняет Жан-Бернар Покро. — Это позволяет личности снова обрести свою целостность и найти смысл в жизни».

Преображение заметно даже внешне

«Эффект от такой терапии можно сравнить с рекламой пластической хирургии, где вы видите человека до и после операции, — дополняет Люсьен Мартинс Боржес. — Преображение заметно даже внешне. Сгорбленный под тяжестью душевных мук человек с потухшим взглядом на ваших глазах оживает, начинает улыбаться, увереннее смотрит в будущее. Если бы мы не видели такой метаморфозы от терапии, у нас просто не осталось бы сил продолжать эту работу. Но бывает и так, что у нас не получается наладить взаимодействие с теми, кому не удается совладать со своей агрессией, тоской или депрессией. Они утрачивают доверие к другим и не способны оставаться в контакте».

«Наша работа востребована, и в большинстве случаев люди, которые к нам обращаются, снова находят в своей жизни смысл, — продолжает Люсьен Мартинс Боржес. — Меня волнуют те, кто к нам не придет, особенно дети — а травмированных детей немало. И это не дает нам покоя». Центр SAPSIR планирует начать работать и с детьми.

*Все имена пациентов центра были изменены.

Последние новости

Рекомендовано для Вас